Искать...

 

Главная Журнал Статьи Полная статья

О нашем предприятии

Наши проекты

Контакты

Газета
"Строительные ведомости"

Электронная версия газеты

Журнал "Проектирование
и строительство в Сибири"

Электронная версия журнала

Дайджест НТМ

Нормативно-техническая,
методическая и справочная

На компакт-дисках

Объявления

Партнёры

Продукция, каталоги

Ваши отклики

Журнал | Статьи | Подписка | Расценки на рекламу

Полная статья:

 

№ 3 (27), май-июнь 2005 г.

 

В. Богданова

Томский Государственный Архитектурно-Строительный Университет

 

ПЕРВЫЕ ВЫПУСКНИКИ ИНСТИТУТА ГРАЖДАНСКИХ ИНЖЕНЕРОВ В ТОМСКЕ

 

Институт гражданских инженеров был в культуре и образовании России последней трети XIX – начала XX веков заметным явлением. Выпускники института наряду с выпускниками Академии художеств были основными архитекторскими кадрами в российских губернских строительных учреждениях. Уровень образования в Институте Гражданских инженеров позволял его выпускникам работать как в должности инженеров, так и в должности городских, а также епархиальных архитекторов, проектировать и строить гражданские здания и культовые сооружения.

 

Выпускники Института гражданских инженеров работали и в сибирском городе Томске, ставшем в 1804 году губернским. Территория Томской губернии объединяла в своем составе земли современных Томской, Кемеровской, Новосибирской областей, Алтайского края, республики Алтай, частично — Красноярского края, Семипалатинской и Усть-Каменогорской областей. (Семипалатинская и Усть-Каменогорская области ныне — в составе республики Казахстан).

 

Строительство на такой огромной территории требовало большого количества высококвалифицированных кадров, каковыми и являлись выпускники Института гражданских инженеров.

Выпускниками Института, проектировавшими и строившими в Томске и губернии, были Фортунат Гут (1884), Юзеф Шраер (1884), Константин Заранек (1885), Станислав Хомич (1891), Адам Енш (1890), Федор Черноморченко (1896), Иван Кондаков (1897), Владимир Сухоровский (1899), Александр Сысоев (1900), Виктор Енкин (1901), Андрей Крячков (1902), Николай Баумгартен (1909), Лука Князев (1909) и другие.
Первые выпускники Института гражданских инженеров, оказавшиеся на томской земле, — гражданские инженеры Фортунат Фердинандович Гут, Юзеф Юлиюшевич Шраер, Константин Антонович Заранек и Станислав Адам-Викентьевич Хомич.

Творческий путь всех этих зодчих был ярким, замечательным, плодотворным. Высокий профессиональный уровень позволял им успешно работать и в должности инженеров, и архитекторов; некоторые исполняли и должность епархиального архитектора.

 

 

Значок Института гражданских Инженеров

 

Чтобы изучить и понять их творчество, необходимо обратиться к годам обучения и становления их как специалистов в одном из известнейших и престижнейших российских вузов XIX столетия — Институте Гражданских Инженеров, а также познакомиться с историей самого институтом.

Указом Николая I от 27 апреля 1832 года было учреждено Училище гражданских инженеров. Училище находилось при Главном управлении путей сообщения и публичных зданий. Положением, утвержденным 18 января 1841 года Николаем I, было учреждено архитектурное училище при Главном управлении путей сообщения и публичных зданий. Указом Николая I от 17 декабря 1842 года оба эти училища были объединены под общим названием Строительного училища, которое продолжало находиться в ведении управления путей сообщения и публичных зданий до 1865 года, когда оно перешло в ведение Министерства внутренних дел1. Повелением Александра III от 10 декабря 1882 года Строительное училище было преобразовано в Институт гражданских инженеров.

Обучение Фортуната Гута, Юзефа Шраера, Константина Заранека и Станислава Хомича проходило в годы становления Института Гражданских Инженеров как высшего учебного заведения. Это было время, когда в институте преподавали такие талантливые инженеры и архитекторы, как Р. Б. Бернгард, Д. Д. Соколов, Н. В. Султанов, Э. И. Жибер, В. А. Шретер, И. С. Китнер и другие.

Во главе института в 1882 году находился Рудольф Богданович Бернгард. Он был первым директором Института Гражданских Инженеров и последним директором Строительного училища, пост директора Бернгард занимал с 1873 по 1886 год. Именно при Рудольфе Богдановиче Строительное училище было преобразовано в Институт.

 

 

Здание бывшего Института Гражданских Инженеров в Петербурге

 

Рудольф Богданович Бернгард родился 20 мая 1819 года. Еще в детском возрасте, воспитываясь в Ревельской (Таллинской) гимназии, Бернгард обнаружил необыкновенные математические способности. В четырнадцать лет из-за недостатка у родителей средств на обучение Бернгард покинул гимназию и поступил на службу в канцелярию эстляндского губернатора. Несмотря на скудность своего жалования на должности канцелярского служителя, молодой Бернгард ухитрялся не только содержать себя, но и брать уроки музыки, к которой он чувствовал влечение с детства2. С любовью он предавался и рисованию, посвящая этому занятию нередко часть ночи. Как отмечали в посмертной статье, посвященной замечательному зодчему, этот период был очень сложным в жизни молодого Бернгарда, но молодой человек поставил себе цель стать архитектором и неукоснительно следовал поставленной цели.

В 1839 году, двадцати лет от роду, Бернгард поступил в Академию Художеств, где обучался в классе профессора Александра Тона. В 1843 году Бернгард в числе 50-ти казеннокоштных учеников Академии был переведен во вновь созданное тогда Строительное училище.

В 1865 году Бернгард был приглашен занять кафедру строительного искусства в Академии Художеств. В том же году он был назначен архитектором Академии Наук, где до 1873 года заведовал работами по ремонту этого здания, а также строений Историко-филологического Института и Метеорологической обсерватории. За теорию сводов, введенную им в программу академического курса, ему в 1871 году было присуждено советом Академии звание профессора. В марте 1873 года Бернгард получил два новых назначения по Министерству внутренних дел: исправлять должность директора Строительного училища и присутствовать — сначала как сверхштатный, а год спустя — как штатный член в Технико-Строительном комитете.

Поставленный во главе Строительного училища, которое он сам окончил, Бернгард ратовал за улучшение образования и добился преобразования училища, внутреннее устройство которого и установленные в нем порядки уже не соответствовали требованиям, предъявляемым к специальному техническому учебному заведению. Бернгард вместе с членами училищного совета разработал новый устав, который и был утвержден 15 марта 1877 года. Бернгард с энтузиазмом приводил в исполнение, намеченные уставом преобразования. Велика была заслуга Рудольфа Богдановича и в постройке нового здания для училища. Старое помещение, в котором располагалось училище, уже не соответствовало новым требованиям. Благодаря хлопотам Бернгарда на постройку нового здания правительством была ассигнована необходимая сумма. Бернгард собственноручно выполнил первоначальный план нового здания училища, который и был принят за основу в составленном И. С. Китнером проекте, по которому и было построено новое здание.

Бернгард много сделал на посту директора, как для училища, так и для института. В 1887 году, спустя пять лет после преобразования училища в институт на страницах журнала “Зодчий” писали: “ Р. Б. во все время пребывания своего во главе Строительного Училища неизменно принимал близкое участие в нуждах учеников и оказывал им помощь и добрым советом, и материальной поддержкой. Современное блестящее положение Института Гражданских Инженеров всецело обязано своим положением неусыпным стараниям и заботам директора-преобразователя, вышедшего из среды питомцев того же заведения и привлекшего к себе участниками в деле преобразования и устройства училища бывших же питомцев этого заведения в качестве наиболее сведущих сотрудников. Избрание себе сотрудниками выдающихся деятелей технического мира из числа бывших учеников Строительного училища было счастливой мыслью Р. Б., оправдавшей вполне его расчет достигнуть этим способом скорее и вернее возможного совершенства в коренном переустройстве их общего питомника”3.

Р. Бернгард не прекращал преподавательcкой и практической деятельности и находясь в должности директора. Он долгое время читал лекции по строительному искусству в Академии художеств. В Строительном училище Рудольф Богданович преподавал архитектуру и части зданий, в Институте вел строительную механику и расчет устойчивости сооружений4.

Остановимся лишь на одном факте из биографии зодчего, характеризующем его высочайший авторитет в архитектурной среде России, стран Западной Европы, мира.

Рудольф Богданович Бернгард в 1872 году был приглашен в Рим как консультант для определения конструктивного состояния купола храма Св. Петра — творения гениального Микеланджело. Как писали вскоре журналы, Бернгард не имел себе соперников ни в ком из современников. Приведем текст из журнала “Зодчий”, красноречиво характеризующий замечательного архитектора.

 

 

Первый директор Института Гражданских Инженеров Рудольф Богданович Бернгард

 

“В сфере зодчества далеко не всем даровитым деятелям выпадает счастливая доля приобрести громкую известность у современников вне круга корпоративного. Слава является уделом преимущественно тех строителей, которым судьба посылает, как избранникам, исполнение крупных сооружений — в виде дворцов, храмов, общественных зданий… Но есть другой род строителей, с направлением, не дающим широкого поля проявлению видимых для всех образом дарования, подчас и весьма сильного, даже гениального, обогащающего зодчество произведениями, достоинства которых скрыты в глубине самого сооружения — в его конструкции, и обнаруживаются только путем холодного цифрового анализа. Истинное художественное творчество лишь в редких случаях сочетается с гением технического выполнения в одном лице. Зодчему, создающему силой художественной фантазии архитектурные формы, полные красоты и гармонии, обыкновенно не сродни углубляться в холодные математические вычисления равновесия частей сооружения. Среди зодчих христианства в гении Микель-Анджело мы видим подобное удивительное сочетание творческой силы художника с необычайной способностью ума постигать сложные законы строительной техники. Нужно было именно такое феноменальное соединение высоких математических способностей и дара художественного творчества, чтобы создать величайший памятник христианского зодчества — храм св. Петра в Риме…

Под сводами купола этого храма, спустя три с половиной столетия, с удивительным терпением и выносливостью провел многие дни русский архитектор, исследуя появившиеся в сводах зловещие трещины, грозящие разрушением собора. Это был наш русский зодчий — Рудольф Богданович Бернгард, прибывший в 1872 году в Рим из Петербурга в качестве искусного консультанта для совершения диагноза опасных ран, нанесенных колоссу церковного зодчества разрушительным действием времени и неприятельских пушек. Исследовать десятки трещин, разбросанных на громадном пространстве частей купола, измерить их протяжение и глубину, определить положение и жизненное значение каждой из них в деле устойчивости гигантского купола, путем кропотливых и точнейших математических вычислений, — это был настоящий подвиг, на какой способен был только столь глубоко преданный своему делу знаток, каким был Р. Б. Бернгард. Стимулом для такой полной самоотвержения работы служили не жажда славы, за которой он по своей скромности никогда не гнался, не ожидание каких-либо особых материальных выгод, а единственно пытливое стремление проникнуть в сущность опасного положения купола — этого чуда искусства — и на основании глубокого диагноза определить способы и приемы к сохранению существования гениального произведения Микель-Анджело. В такой работе, требующей глубоких научных знаний, опытности, сметливости, терпения, Рудольф Богданович не имел себе равного ни в ком из современников”5.

Умер замечательный зодчий, педагог и администратор 3 августа 1887 года. В память профессора Бернгарда 19 мая 1893 года была Высочайше учреждена медаль, которая присуждалась “за успехи в строительной механике”6.

После Р. Б. Бернгарда директорами института были тоже достойные уважения профессионалы: Доримедонт Доримедонтович Соколов (на должности директора института находился с 1886 по 1896 год), Николай Владимирович Султанов (с 1896 по 1904 гг.), Владимир Викторович Эвальд (с 1904 по 1905 гг.), Василий Антонович Косяков (с 1905 по 1921 гг.).

Теперь, рассказав о рождении института, о его первом директоре, упомянув имена его преемников, перейдем к ознакомлению с некоторыми правилами приема и обучения в Институте гражданских инженеров.

Вступительные экзамены в Институт гражданских инженеров проходили по рисованию, физике, русскому языку, геометрии и тригонометрии.

Интерес заслуживают темы сочинений, предлагаемые на вступительных экзаменах в институт. Темы были следующие:

1) Отражение народного характера в русских пословицах.

2) Значение лесов для страны.

3) Речные бассейны Европейской России.

4) Влияние образования на благосостояние государств.

5) Описание наиболее поразившего и заинтересовавшего меня здания.

6) Причина желания поступить именно в Институт Гражданских Инженеров.

7) Значение рисования в обыденной жизни7.

 

Читатель, наверное, согласится, что темы названных сочинений очень интересны и выбраны очень мудро.

Уже по темам сочинений можно судить о высоком уровне знаний поступающих в институт. Тогдашний абитуриент должен был обладать хорошими знаниями по географии, словесности, экономике.

Обучение в институте было рассчитано на пять лет. Занятия начинались 15 сентября и заканчивались 20 мая8.

На первых двух курсах изучали естественнонаучные дисциплины: физику, химию, начертательную геометрию, статику и кинематику, минералогию и геодезию. Параллельно шло развитие художественно-образовательных навыков учащихся и знакомство с основами профессии: рисование, акварельное рисование, архитектурное черчение, техническое рисование, ситуационное черчение, история архитектуры и архитектурных форм, общие начала строительного искусства. На последних курсах изучали архитектурно-строительные и инженерно-технические дисциплины: гражданскую архитектуру, архитектурное проектирование, проекты сельской архитектуры, теоретической механики, приложения строительной механики к строительному искусству, отопление, вентиляцию, дренаж, водоснабжение, мосты, эксплуатацию железных дорог и др. В конце каждого года проходили экзамены. Выпускные экзамены на пятом курсе сдавали по геодезии и специальному законоведению, которые сдавались устно. Выпускной балл по архитектурному проектированию, строительному искусству и механике формировался из оценок, полученных по этим дисциплинам в течение года. После 1-го курса учащиеся проходили практику, которая предусматривала зарисовки с натуры архитектурных объектов и деталей. После второго курса учащиеся проходили геодезическую практику. На четвертом и пятом курсах было еще две производственные практики.

В пору, когда Строительное училище было преобразовано в Институт, а во главе учебного заведения стоял Р. Б. Бернгард, студентом был будущий томский архитектор Фортунат Фердинандович Гут.

18 июля 1879 года Фортунат Гут подал прошение на имя его превосходительства господина директора Строительного училища. “Желая поступить в число учащихся в Строительное Училище, — писал Ф. Гут, — покорнейше прошу о допущении меня к поверочному экзамену в 1-й курс”9. Ко времени подачи этого заявления выпускник Бакинского реального училища Фортунат Гут проживал в Петербурге в доме Лихачева в квартире № 80 на углу Вознесенского и Екатерининского проспектов. Заявление Гута отправили в Совет училища 21 июля 1879 года. Гут был допущен к экзамену и выдержал его.. Журналом Совета Строительного училища от 28 августа 1879 года за №3, утвержденным замминистра Внутренних Дел, товарищем министра, сенатором, тайным советником Мартыновым 1 сентября было определено “зачислить Гута в училище в число учащихся I курса”10.

Фортунат Фердинандович Гут родился 6 октября 1861 года в г. Дербенте Дагестанской области. Вероисповедания был католического. Родители, брат и сестры Фортуната Гута ко времени его поступления в Петербургский Институт гражданских инженеров проживали в городе Баку. Отец — капитан, а по выходу в отставку майор Фердинанд Карлович Гут не имел никакого недвижимого имущества, “ни родового, ни благоприобретенного”, получал от казны всего 65 рублей в месяц. Этой суммы было недостаточно на содержание семьи из 6 человек: жена и четверо детей. Кроме 18-летнего Фортуната, в семье были две дочери — Сабина 13-ти лет и Вероника 10-ти лет, обучавшиеся в Бакинской женской гимназии, младший сын Феликс 7-ми лет, подготавливаемый для поступления в Бакинское реальное училище.

Находясь в сложном материальном положении и стремясь дать детям достойное образование, отставной майор Ф. К. Гут был неутомимым просителем за детей, особенно за старшего сына.

В связи с неуплатой за учебу Фортунат Гут весной 1881 года рисковал быть отчисленным из училища. Отец, Фердинанд Гут, посылая 50 рублей в погашение долга за обучение сына, обращался к главе администрации училища с просьбой приостановить увольнение. “…Я умоляю Ваше Превосходительство, — писал, в частности, в письме, хлопоча за сына, старый офицер Ф. К. Гут, — не увольнять его из заведения, потому как я употребляю все меры, чтобы уплатить следуемую с него плату за право слушания лекций; только извольте ему приказать, чтобы он написал ко мне, сколько с него следует. Умоляю, Ваше Превосходительство, будьте настолько великодушны и снисходительны принять опять во вверенное Вам заведение сына моего Фортуната, если он исключен уже за неуплату денег и тем поддержать надежду отца, который всю будущность семьи своей возлагал на него одного, не имея на старости никакой другой поддержки. С искренним и глубочайшим почтением пребуду навсегда Вашего Превосходительства покорнейший слуга Фердинанд Гут, отставной майор”11.

Во время учебы Фортунат Гут, говоря современным языком, занимался репетиторством. 7 июня 1883 года директор института Рудольф Богданович Бернгард рекомендовал Фортуната Гута для подготовки к переэкзаменовке воспитанника 3-го класса кадетского корпуса. При этом Бернгард давал следующую характеристику Гуту: “г..Гут отличного поведения, переводится в V выпускной класс и может с пользой оказать свою педагогическую способность лицам, с которыми будет заниматься”12.

Интересно письмо отца Фортуната Гута, обеспокоенного отсутствием от сына весточки домой. После окончания четвертого курса Фортунат не поехал на каникулы домой в Баку, а остался в Петербурге. 16 мая Фортунат извещал отца о том, что он во время летней практики будет жить на новой квартире. 22 июля, обеспокоенный отсутствием весточки от сына, отец посылает правителю канцелярии Института гражданских инженеров письмо с просьбой известить о том, где находится его сын Фортунат: “…Покорнейше прошу Вас, Милостивый государь, в особенное одолжение для отца, не имеющего известия о сыне, не оставить уведомить меня, где находится сын мой Фортунат в настоящее время, то есть во время получения сего письма и, если известно, то сообщить и адрес его квартиры”13.

Окончил Фортунат Гут Институт гражданских инженеров в 1884 году, “при отличном поведении показал отличные успехи”, как было сказано в аттестате, и “удостоен звания Гражданского инженера с правом производить работы по гражданско-строительной и дорожной части, носить особый Высочайше установленный знак и, при поступлении в гражданскую службу, получить чин X класса”14. Аттестат был подписан 14 июня 1884 года директором института Р. Бернгардом, инспектором Д. Соколовым, членами совета: Э. Жибером, К. Маевским, В. Куроедовым, В. Шретером, И. Китнером, С. Лукашевичем. Тогда же был выдан Ф. Гуту и диплом, датированной той же датой и подписанный, как и аттестат, теми же преподавателями.

По окончании курса института Фортунат Гут был причислен к Томскому Строительному Комитету и в то же время состоял помощником производителя работ при постройке больницы Александровской общины сестер Красного Креста по Бронницкой улице в С.-Петербурге. В мае 1885 года Гут был назначен на должность младшего архитектора строительного отделения ставропольского губернского правления (состоял в этой должности и в 1893 году).

В период с 1885 по 1892 годы Гутом были построены: железный мост через р. Калаус при с. Сергиевском (по готовому проекту), деревянный мост через р. Куму при с. Солдатско-Александровском (по готовому проекту), устройство плотин и шлюзов на р. Куме, здание и службы при нем для администрации Трухменского приставства. В это же время Ф. Гут участвовал при повторных изысканиях линии Ставрополь-Невиномысское шоссе, расширении каменной церкви и пристройке к ней колокольни в с. Новоселицком, капитальном ремонте и перестройке здания мужской гимназии. В 1893 году Ф. Гут продолжает постройки деревянных церквей в сс. Белоглинском, Богородицком, Преградном и Дубовском, а также каменных церквей на 1300 человек в сс. Тахтинском и Дивном, постройки на Ставрополь-Невиномысском шоссе15.

 

 

Бактериологический институт. Архитектор Ф. Ф. Гут. Фото начала XXI века

 

В Томск Фортунат Гут был приглашен на должность архитектора Западно-Сибирского учебного округа в начале 1896 года16. Тогда же прибыл в Сибирь, вошел в состав комитета по строительству зданий Томского технологического института. Гут с 1896 года руководил строительством зданий Томского технологического института, спроектированных петербургским зодчим Р.Р. Марфельдом. В течение шести лет здания первой очереди Технологического института были возведены. В 1900-м году был открыт для занятий главный корпус, в 1903-м — химический, в 1904-м — физический. Корпуса второй очереди института — инженерный, административный, механический, здания кузницы, газгольдера, газового завода Фортунат Гут строил уже по собственным проектам и практически одновременно со зданиями корпусов первой очереди.

Прожив в Томске девять лет, с 1896 по 1905, Фортунат Гут построил в городе более пятнадцати зданий, поныне украшающих центральную его часть: корпуса Технологического института, Учительского и Бактериологического институтов; анатомический корпус первого в Сибири Томского Императорского университета, открытого в 1888 году. Им возведены: духовная семинария, мужская гимназия, мастерские для ремесленного училища, кирпичеделательный завод с машинным отделением для местного купца Некрасова, почтово-телеграфная контора, здание лечебницы при госпитальной клинике…

Фортунат Фердинандович одновременно и преподавал. Сразу после открытия Технологического института учил студентов рисованию, архитектуре и черчению, читал лекции по архитектурной живописи и фундаментам гражданских сооружений. В Королёвском ремесленном училище Ф. Ф. Гут вел занятия по рисованию и геометрическому черчению.

 

 

Учительский институт в Томске. Архитектор Ф. Ф. Гут. Фото начала XX века

 

В 1907 году Ф. Ф. Гут в должности Бакинского губернского инженера. В последующие годы, по 1915 год, он работал во Владикавказе в строительном отделении Терского правления17. Одновременно с Гутом в Институте гражданских инженеров учился еще один будущий томский архитектор — Юзеф (Осип) Юлиюшевич Шраер.

Юзеф Шраер родился 3 марта 1860 года в семье мещанина и проживал в городе Рава Петроковской губернии18. В институт Юзеф Шраер был принят после окончания полного курса наук в Лодзинском Высшем ремесленном училище. В 1881, 1882, 1883 году Юзеф Шраер обращался к администрации института с просьбой освободить его от платы за слушание лекций и о назначении ему стипендии. В один день с Фортунатом Гутом Юзеф, 14 июня 1884 года, Шраер получил диплом об окончании института и аттестат.

 

 

Юзеф Юлиюшевич Шраер

 

После окончания института Шраер был назначен младшим инженером в Томскую губернию, где одновременно исполнял обязанности епархиального архитектора, а с 1890 года — городского архитектора19. В Томске и Томской губернии Шраер работал в Томской строительной и дорожной комиссии на должности архитекторского помощника (с июня 1884 по сентябрь 1886), после реорганизации комиссии оставлен на должности младшего инженера строительного отделения (с сентября 1886 по май 1891)20.

По проектам Шраера в Томске и Томской губернии с 1884 по 1891 года были построены: деревянное здание больницы при томском пересыльном тюремном замке, здание больницы Приказа общественного призрения, двенадцать деревянных мостов по главному Сибирскому (Московскому) тракту, из которых мосты через реки Антибес, Тяжин и Малый Косуль длиной до 200 саж. каждый21.

С сентября 1885 по август 1891 год Шраер был архитектором Томской епархии. Им были выполнены проекты пристройки, объединяющей здание женского епархиального училища с пансионом (проект 1886), расширение и перестройка римско-католического костела (проект 1891), каменной церкви на Локтевском заводе около г. Семипалатинска, каменной церкви в с. Спасское Каинского округа (совместно с П. П. Нарановичем, проект 1890).

В 1891 году Шраер вышел в отставку, но в 1892 году вновь поступил на государственную службу и был назначен сверхштатным техником при Калишском губернском правлении, “с откомандированием для исполнения обязанностей уездного инженера и архитектора по Калишскому уезду”22. (ныне г. Калиш в составе республики Польши).

Курсом позднее Ф. Гута и Ю. Шраера институт закончил другой будущий архитектор Томска Константин Антонович Заранек.

 

 

Константив Антонович Заранек

 

Сын отставного генерал-майора Константин Заранек 10 июля 1880 года подал прошение на имя директора института Р.Б. Бернгарда допустить его к “поверочному испытанию”, т. е. к экзамену. Константин Заранек жил тогда в Петербурге на Загородном проспекте, 62 — 323.

Константин Заранек родился 30 ноября 1862 года. Вероисповедания был римско-католического. Константин Заранек был пажом Пажеского Его Императорского Величества корпуса. Во время учебы в институте Константин Заранек постоянно обращался к директору Строительного училища с просьбой о назначении ему стипендии, ввиду недостаточности средств для продолжения образования, или просил об освобождении его от уплаты за слушание лекций. Постоянно с подобной просьбой обращался к директору училища и отец студента Заранека отставной генерал-майор Антон Онуфриев Заранек, проживавший в городе Витебске. Иногда эти прошения бывали учтены, иногда следовали отказы. Формулировки отказов в материальной поддержке студента “как недослуживающего по своим успехам в науках”24, ярко свидетельствуют, что нуждающимся в помощи прилежным студентам материальная помощь, как правило, оказывалась.

Окончил институт Константин Заранек в 1885 году “при отличном поведении” и “отличных успехах”, как было записано в свидетельстве от Совета Института Гражданских Инженеров, выданном 5 июня 1885 года. Тем же числом был датирован и диплом, подписанный управляющим МВД И. Дуровым, и. д. директора училища Д. Соколовым и семью членами Совета училища.

 

 

Здесь в студенчестве жил Константин Заранек. (Петербург. Загородный проспект, 62)

 

В 1886 году Константин Заранек был назначен инженером и архитектором Августовского уезда, Сувалкской губернии25. В 1889 году Заранек переведен на должность младшего инженера Курляндского губернского правления. В 1892 году Заранек был причислен к Министерству Внутренних Дел с откомандированием в распоряжение томского губернатора в качестве дорожного техника по Сибирскому тракту.

В период с 1886 по 1889 года по проектам К. Заранека были возведены здания магистрата и уездного училища в г. Августове, Баргловский католической костел, осуществлены постройка и ремонт Гродненского шоссейного тракта. С 1889 по 1892 года по проектам Заранека были сооружены здания для съездных мировых судей в гг. Туккуме, Гольдингене и Якобштадте Курляндской губернии, произведено расширение тюрьмы в г. Туккуме, поставлен иконостас в Симеоно-Анненской церкви в г. Митаве26.

После прибытия в Томск К. А. Заранек работал дорожным техником на Сибирском тракте, затем служил на Сибирской железной дороге. В 1895 году Заранек работал по найму в фирме “Технико-промышленое бюро”. В 1894 году Заранек составил проект на пристройку двух боковых приделов в Римско-католическом костеле в Томске. В период с июля по сентябрь 1903 года исполнял обязанности городского архитектора. В 1902 году был возведен в надворные советники. В Томске Заранек был директором местного отделения Императорского русского музыкального общества.

С 1902 по 1906 года Заранек преподавал в Томском технологическом институте рисование и архитектурное черчение.

Уехал из Томска Заранек в 1906 году в Хабаровск. В 1909—1915 гг. работал на Камчатке областным инженером27.

 

 

Чертеж каланчи, выполненный К. А. Заранеком

 

При первом директоре Института гражданских инженеров Р. Б. Бернгарде начинал учиться еще один будущий томский гражданский инженер и архитектор Станислав Хомич. Учился Хомич долго, семь лет, и закончил институт, когда уже в должности директора был Д. Д. Соколов.

Станислав Хомич после окончания курса Белоцерковского реального училища подал 30 июля 1884 года прошение господину директору Института гражданских инженеров следующего содержания: “Желая поступить в Институт Гражданских Инженеров, честь имею покорнейше просить Ваше Превосходительство разрешить мне держать (повторочный) экзамен”28. Вскоре, 31 августа 1884 года, Станислав Хомич подает прошение уже на имя министра внутренних дел. Прошение было следующего содержания: “При повторочном испытании, назначенном при вступлении в Институт Гражданских Инженеров, я получил по математикам 19, а по рисованию 3,57 — в сумме же — баллов 22,57, но так как в оный институт не принято более 40 человек, то меня зачислили пятым кандидатом, с тем, чтобы принять, если последует разрешение от Вашего Высокопревосходительства, а потому честь имею всепокорнейше просить Ваше Высокопревосходительство сделать надлежащее распоряжение о принятии меня в число постоянных слушателей упомянутого института”29.

Станислав-Адам Викентий-Карлов сын Хомич родился 27 марта 1864 года. В 1874 году проживал в с. Боровке. Хомич был приписан ко второму призывному участку местечка Черневец. Вероисповедания был римско-католического. Хомич подлежал “исполнению воинской повинности в тысяча восемьсот восемьдесят пятом году”30. В 1885 году Хомич обязался доставить в Ямпольское уездное по воинской повинности Присутствие не позже 1 марта 1885 года сведения о семейном составе согласно Высочайшего повеления 23 марта 1874 года и поэтому написал прошение на имя директора Института о том, чтобы ему выслали свидетельство (подтверждение), что он является учащимся Института гражданских инженеров “для предъявления в призывной участок по отбыванию воинской повинности”31.

В то время, а именно 28 июня 1885 года учащийся 1-го курса института, Станислав Хомич, находясь на летних каникулах, жил дома в Волынской губернии в м. Волочиске. Свидетельство было выслано из института за подписью и.д. директора Д. Соколова. 14 декабря 1885 года Станислав Хомич дал расписку в том, что он получил свидетельство о зачислении в ратники ополчения от 4 ноября 1885 года за № 1622, присланное из Ямпольского (г. Ямполь) уездного по воинской повинности присутствия.

20 мая 1886 года Станислав Хомич, учась на 2-м курсе института, подал прошение директору института разрешить оставить его на второй год на том же курсе. Находясь в стенах института, Хомич часто болел, о чем свидетельствуют сохранившиеся в личном деле справки от врача института. Бронхит, лихорадка, обморожение, — вот набор болезней Хомича. Проблемы были у Хомича и с учебой. Это касалось изучения дифференциального и интегрального исчисления, статики и кинематики. На третьем курсе Хомичу было велено в каникулярное время заняться повторением этих дисциплин и ближе к осени, в срок от 16 по 28 августа, сдать вновь экзамен. В противном случае директор института Д. Соколов грозил Хомичу увольнением из института. Переэкзаменовка была перенесена на 31 августа.

Занимался Хомич и репетиторством с учащимися средних учебных заведений. Объявления в газетах о предоставлении подобных услуг от учащихся высшего учебного заведения, в данном случае Института гражданских инженеров, принимались только с разрешения начальства, поэтому Хомич и обратился 28 октября 1888 года к директору Института с подобной просьбой.

Несколько раз за весь период обучения Хомич просил освободить его от взноса денег за право слушания лекций и о назначении ему стипендии.

По окончании Института с правом на чин X класса Станислав Викентьевич Хомич был назначен на должность младшего инженера строительного отделения при Томском губернском совете.

В Томске Хомичу было поручено заведование по технической части тюрьмами Томской губернии. Он проявил себя как грамотный и ответственный инженер. Спустя пять лет томский губернатор отзывался о нем как о специалисте, который “всегда с усердием, соединенным с полным знанием дела, относился к исполнению лежащих на нем по занимаемой должности обязанностям”, а также отмечал при этом “безусловную порядочность и совершенную безупречность со стороны нравственной инженера Хомича, а также его вполне толковое и аккуратное отношение к исполнению даваемых ему поручений”32. 1 января 1895 года С. Хомич был назначен младшим инженером строительного отделения Томского губернского управления. 25 октября 1897 года Хомич был назначен исправляющим должность губернского архитектора, а приказом за № 37 от 2 мая 1898 года был утвержден в исправляемой должности33. С 3 марта 1903 года Хомич — губернский инженер Строительного отделения Томского губернского управления. С ноября 1897 года в течение одиннадцати лет Хомич одновременно исполнял еще и обязанности епархиального архитектора. Под его наблюдением были построены: Покровская церковь и Богородице-Казанский женский монастырь в городе Барнауле, Александро-Невская церковь в Бийске, Троицкая церковь в селе Вьюнском, Николаевская церковь в Верхне-Ануйске, Панкуринская Пророко-Ильинская церковь, Михайло-Архангельская церковь в селе Усть-Камень, Спасская церковь в селе Спасское Каинского уезда.

16 июня 1914 года Станислав Викентьевич Хомич был освобожден от занимаемой должности и покинул Сибирь.

Заканчивая первую статью об Институте Гражданских Инженеров, скажем, что с самого начала это учебное заведение было одним из самых престижных в России, в его стенах удачно объединились талантливые преподаватели и способные ученики, выросшие в знаменитых инженеров строителей и архитекторов. Выпускники института достойно продолжили дело своих преподавателей, сами стали впоследствии прекрасными наставниками, талантливыми инженерами, архитекторами и строителями различных сооружений, как в Петербурге, так и во многих городах Российской империи.

 

Примечание.

1. Зодчий. 1915. № 6. С. 58.

2. Рудольф Богданович Бернгард // Зодчий. 1887. №№ 7 и 8. С. 49.

3. Зодчий. 1887. №№ 7 и 8. С. 51.

4. Юбилейная книга Санкт-Петербургского архитектурно-строительного университета. 1832 — 2002. С.-Пб.: “Арт-принт”, 2002. С. 30.

5. Рудольф Богданович Бернгард // Зодчий. 1887. №№ 7 и 8. С. 49.

6. Юбилейная книга Санкт-Петербургского архитектурно-строительного университета. 1832 — 2002. С.-Пб.: “Арт-принт”, 2002. С. 38.

7. В Институте Гражданских Инженеров Императора Николая I // Зодчий. 1902. № 36. С. 413.

8. Юбилейная книга Санкт-Петербургского архитектурно-строительного университета. 1832 — 2002. С.-Пб.: “Арт-принт”, 2002. С. 37.

9. ЦГИА С.-Петербурга. Ф.184. Оп.2. Д.163. С.1.

10. ЦГИА С.-Петербурга. Ф.184. Оп.2. Д.163. С.1,об.

11. ЦГИА С.-Петербурга. Ф.184. Оп.2. Д.163. С. 10

12. ЦГИА С.-Петербурга. Ф.184. Оп.2. Д.163. С. 26

13. ЦГИА С.-Петербурга. Ф.184. Оп.2. Д.163. С.27

14. ЦГИА С.-Петербурга. Ф.184. Оп.2. Д.163. С. 30

15. Юбилейный сборник сведений о деятельности бывших воспитанников Института Гражданских Инженеров. С.-П., 1893. С. 94 — 95.

16. ГАТО. Ф. 3. Оп. 70. Д. 221. С.

17. Залесов В.Г. Архитекторы Томска. Томск, 2004. С. 104.

18. ЦГИА С.-Петербурга. Ф.184. Оп.2. Д.671. С. 2

19. Юбилейный сборник сведений о деятельности бывших воспитанников Института Гражданских Инженеров. С.-П., 1893. С. 383.

20. Залесов В.Г. Архитекторы Томска. Томск, 2004. С. 134.

21. Юбилейный сборник сведений о деятельности бывших воспитанников Института Гражданских Инженеров. С.-П., 1893. С. 383.

22. Там же.

23. В настоящее время под этим адресом находится небольшой дом, пристроенный к четырехэтажному дому. Возможно, это и был дом, где в 1880-м году жил Константин Заранек. (ФОТО).

24. ЦГИА С.-Петербурга. Ф.184. Оп.2. Д.216. С.11

25. Юбилейный сборник сведений о деятельности бывших воспитанников Института Гражданских Инженеров. С.-П., 1893. С. 122.

26. Там же

27. Залесов В.Г. Архитекторы Томска. Томск, 2004. С. 108.

28. ЦГИА С.-Петербурга. Ф.184. Оп.3. Д.3710. С.1

29. ЦГИА С.-Петербурга. Ф.184. Оп.3. Д.3710. С.3

30. ЦГИА С.-Петербурга. Ф.184. Оп.3. Д.3710. С.2

31. ЦГИА С.-Петербурга. Ф.184. Оп.3. Д.3710. С. 4

32. Цит. по кн.: Богданова О.В. Сибирский шедевр архитектора Хомича. Томск, 2004. С. 34.

33. Богданова О. В. Сибирский шедевр архитектора Хомича. Томск, 2004. С. 36.

 

—::—

 

Все статьи...

2010 год

1

2

3

4

5-6

2011 год

1

2

3

     

   Посещений: 178001

При использовании материалов, ссылка на источник — обязательна!

 

   Наверх

© ООО "Строительные ведомости", 1997-2011. Разработка и дизайн: Альберт Пугаченко.