Главная

 

О нашем предприятии

Наши проекты

Контакты

Газета
"Строительные ведомости"

Электронная версия газеты

Журнал "Проектирование
и строительство в Сибири"

Электронная версия журнала

Дайджест НТМ

Нормативно-техническая,
методическая и справочная

На компакт-дисках

Объявления

Партнёры

Продукция, каталоги

Ваши отклики

 

Новости за 30 сентября 2017 г.


< Предыдущий день Лента Архив Месяц Следующий день >

 

Про инвесторов, общественные слушания и города как богатство наций

Российские инвесторы сократили вложения в недвижимость.

Доля иностранных инвесторов в общем объеме инвестиций на российском рынке недвижимости в текущем году увеличилась по сравнению с данными 1-3 кварталов 2016 года на 19%, сообщают эксперты JLL.

При этом общий объем сделок на российском рынке недвижимости за 9 месяцев 2017 года снизился на 13% и составил 2,7 млрд. долларов. Наибольшее снижение активности инвесторов зафиксировано в 3 квартале текущего года — объем инвестиций снизился по сравнению с аналогичным периодом прошлого года в три раза.

«В последние три месяца на рынке недвижимости сошлись и позитивные, и негативные факторы, — комментирует Олеся Дзюба, руководитель отдела исследований компании JLL в России и СНГ. — С одной стороны, экономика продолжает восстанавливаться, и рубль взял курс на укрепление с середины квартала. С другой стороны, нестабильность банковского сектора и проблемы с ликвидностью у крупных игроков рынка отражаются на уверенности инвесторов. Тем не менее, мы ожидаем, что инвестиционная активность оживится к концу года, и совокупный объем сделок на рынке недвижимости в 2017 году достигнет 4,5 млрд. долларов».

 

Бриллианты, вино или квартира? Самым надежным способом вложения денег для россиян остается покупка недвижимости. Так считают 46% респондентов Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ). В материалах опроса сказано, что эта доля практически не изменилась за два года. В 2015 году она составляла 45%, напоминает ТАСС.

На втором месте по популярности у россиян — хранение денег в банках (29%). В 2015 году такой ответ давали лишь 21% опрошенных. Что касается валюты накоплений, то 17% респондентов считают достаточно надежным хранить наличность в рублях, в иностранной валюте — 10%. Еще 14% охотнее вложили бы сбережения в золото и драгоценности, 7% купили бы акции предприятий, а 5% отнесли бы средства в пенсионный фонд.

ВЦИОМ определил и сумму, которую россияне считают сбережениями. Она составляет 398 тыс. рублей. Это на 64% больше, чем в 2013 году, когда накоплениями считались 243 тыс. рублей.

Сделать накопления удалось чуть более трети россиян — 36%. О том, что в их семьях накоплений нет, сообщили 63%. Больше всего людей с накоплениями живет в Москве и Санкт-Петербурге. Их около 45% от числа опрошенных. Жители сел составляют 29%.

Инициативный всероссийский опрос «ВЦИОМ-Спутник» проводился 29–30 августа 2017 года. В нем участвовали 1200 респондентов.

Отметим, в целом мнения россиян не совпадают с рекомендациями экспертов. Так, «Интерфакс-Недвижимость» описывает данные индекса роскоши Knight Frank Luxury Investment Index (KFLII), согласно которым ювелирные украшения и вино приносят доход выше, чем премиальная недвижимость. Так, вино, которое хорошо продается в Бордо, Бургундии и Северной Италии, за год прибавило в цене 25%.

Согласно Knight Frank Prime Central Residential Index (PCL), темпы изменения индекса премиальной недвижимости за последние 10 лет стабильно ниже, чем темпы роста индекса роскоши, роста стоимости украшений и золота. Другой индекс — Prime Global Cities Index (PGCI), который отслеживает динамику цен на элитную жилую недвижимость, — со II квартала 2012 года вырос всего на 1%.

 

Законопроект, заменяющий публичные слушания общественным обсуждением, прошёл первое чтение. Государственная Дума РФ приняла в первом чтении законопроект Минстроя, заменяющий публичные слушания по градостроительным вопросам на общественное обсуждение. Документ депутатам представил заместитель министра строительства и ЖКХ РФ Хамит Мавлияров.

Как пояснил замминистра, на сегодняшний день, перед принятием различных градостроительных решений проводятся публичные слушания — т.е. собрания граждан, где не предусмотрена регистрация участников, что не позволяет их идентифицировать, в том числе при проведении контрольных мероприятий, и, как следствие, выявить по градостроительному проекту объективное мнение большинства. С процедурой публичных слушаний связано большое количество жалоб от населения: собрания проводятся в неудобное, как правило, в рабочее время, а предложения и замечания участников слушаний, высказанные в ходе собрания, не фиксируются в отчётных документах.

«Чтобы максимально полно учитывать мнение граждан, законопроектом предлагается перейти к процедуре общественных обсуждений, которая уже предусмотрена законом об общественном контроле. Люди могут направить в письменной форме предложения и замечания в адрес органа местного самоуправления, в том числе и через интернет. У граждан, не имеющих доступа к интернету, будет возможность оставить свои отзывы в книге учета посетителей экспозиции проекта», — цитирует Хамита Мавлиярова пресс-служба Минстрой РФ.

Замминистра отметил, что результаты обсуждения будут находиться в публичном доступе и сопровождаться аргументами о целесообразности или нецелесообразности учета представленных предложений и замечаний. Сведения об участниках общественного обсуждения будут прикладываться к протоколу обсуждения.

 

Новосибирск и еще 19 городов России предлагают поддержать финансами.

Глава Центра Стратегических разработок (ЦСР) Алексей Кудрин предлагает пересмотреть роль больших городов России и помочь им в создании лучших и комфортных условий для жителей, бизнеса, промышленного и финансового развития. Поэтому Алексей Кудрин выступает за то, чтобы дать мегаполисам больше полномочий и изыскать дополнительные источники доходов их бюджетов. Такой резкий поворот во взглядах экс-министра финансов России, ранее не отличавшегося щедростью к региональным и муниципальным нуждам, произошел потому, что он предвидит смену мировых тенденций развития, отмечает РБК.

«В будущем конкуренцию друг другу буду составлять не страны, а города, в который уже сейчас производят 50% мирового ВВП, — цитирует главу ЦСР РБК. — В ближайшие 15 лет на мировой арене сменятся лидеры. На первый план выйдут быстро растущие города Азии, главным образом — Китая».

В России Алексей Кудрин выделил 20 городов, включая Новосибирск, которые надо поддерживать. Для этого нужна специальная Федеральная программа.

К слову, тема усиления полномочий муниципалитетов и подкрепление их финансовыми возможностями в России обсуждается давно. Особый голос есть у так называемых городов-доноров. Их экономика сильная и за счет собранных налогов, которые аккумулируются структурами вышестоящих уровней власти, наполняются бюджеты других муниципалитетов и субъектов федерации. Поэтому города-доноры, к которым относят и Новосибирск, претендуют на более лояльное к себе отношение и возвращение большей части средств.

(Стоит ради справедливости напомнить, что описанная смена мировых тенденций развития с повышением роли городов была впервые отмечена отнюдь не Алексеем Кудриным. Ранее она была исследована и описана, например, в книге американской писательницы Джейн Джекобс «Города и богатство наций» (вышла в свет в 1985 году). Говоря про конкуренцию больших городов, идущую на смену конкуренции государств, Кудрин фактически цитировал книгу Джекобс. — Ред.)

Источники — РБК, ТАСС, «Строительная Россия».
Фото: Gelio.livejournal.com

Просмотров: 820

 

«НЕДОСТАТОЧНО КРЕАТИВНАЯ КАРУСЕЛЬ»
Как новосибирские власти искореняют предпринимательство

Эпизод 1. Мэрия Новосибирска не дает «Макдоналдсу» строить на бросовой земле.

В пресс-службе города эту ситуацию охарактеризовали иначе: «Мэрия защитила от застройки сквер на улице Широкой». Сообщается, что «для обустройства сквера мэрия города Новосибирска зарезервировала на ул. Широкой земельный участок площадью 2572 квадратных метров, который в 2013 году хотели отдать под «Макдоналдс». Пресс-служба информирует, что «в 2013 году данный участок был предоставлен в аренду сроком до 15.04.2016 года ООО «Сиб-Фуд» для строительства здания предприятия быстрого обслуживания общественного питания «Макдоналдс». Однако позднее мэрия города Новосибирска отказала в продлении договора аренды земельного участка, а комиссией по вопросам земельных отношений и застройки земельных участков на территории Новосибирска было принято решение об изменении вида разрешенного использования вышеозначенного участка с «рестораны» на «озелененные территории общего пользования». В постановлении мэрии города Новосибирска о резервировании определен кадастровый номер земельного участка (54:35:064271:180) и установлено ограничение на возведение жилых, производственных, культурно-бытовых и иных зданий и сооружений. Зарезервированный участок является частью сквера, примыкающего к площади Труда и ограниченного ул. Широкой и железной дорогой. «Таким образом, территория около двух гектаров станет полноценным сквером», — радостно, в предвкушении «народных аплодисментов», констатирует пресс-служба.

На самом деле на парк эта зона похожа мало. На малокультурные замусоренные заросли, в которые страшно зайти в темное время суток, она походит куда больше. И да, там уже есть рядом парк Кирова.

Но от застройщика, который мог бы создать цивилизованный уголок на данной территории, ее «защитили». Строить не дали.

А надо ли было? И может ли предприниматель-застройщик в таких условиях чувствовать себя уверенно в Новосибирске?

 

Эпизод 2, еще более возмутительный: бизнесменов в Центральном парке выкорчуют, как старые деревья.

Старые закусочные поменяют на молодежные креативные кафе в Центральном парке Новосибирска, сообщил на днях пресс-центр мэрии Новосибирска. По задумке городских властей, такие учреждения должны не просто развлекать гостей, но и помочь сформировать будущий клуб «друзей парка», в который войдут бизнесмены, гости и новосибирцы, живущие поблизости.

Дальше приводится обширная информация об успешной реконструкции территории Центрального парка («Летом рабочие закопали все провода, заасфальтировали дорожки и установили новые фонари, специально разработанные для парка дизайнерами», и т.п.).

Теперь — внимание! — квинтэссенция, следите за стилем и слогом: «Вырубили 39 деревьев, на месте которых планируют посадить ели, сосны и клены Гиннала — всего131 дерево. Кроме старых деревьев, из парка попросят старые шашлычные и ларьки, не вписывающиеся в концепцию. Вместо них планируется появление креативных кафе.

— В следующем году пригласим другие коммерческие подразделения, которые соответствуют концепции этого парка, — уверяет начальник департамента культуры, спорта и молодежной политики мэрии Новосибирска Анна Терешкова. — Мы хотим, чтобы парк стал местом городской культуры, и, соответственно, кафе тоже должны соответствовать. Они станут молодежными креативными заведениями, которые занимаются не только развлечением и зарабатыванием денег, но также проводят мероприятиями в самом парке. Это должен быть клуб друзей парка, в том числе и бизнесменов, людей, которые здесь гуляют, живут рядом. На следующий год мы занимаемся созданием такого клуба.

Нынешним арендаторам Центрального парка предложат альтернативу: или они соответствуют предлагаемой концепции, меняя за свой счет дизайн, или уходят, освобождая место новым, более продвинутым».

Стоп! Теперь посмотрим на это все с точки зрения предпринимателей, работающих в Центральном парке.

Они спокойно работали, соблюдая все действующие требования и нормативы (а их немало). Строили планы. И вдруг все рухнуло: наверху концепция поменялась!

Да, уважаемые руководители города, вы будете смеяться: мелкие и средние предприниматели тоже пытаются планировать свою жизнь. Но вам нет до этого дела. У вас вдруг поменялась концепция — и все, добросовестному предпринимателю предлагают выйти вон, если он на свои средства не сумеет вписаться в эту концепцию. Он уже не входит в состав «друзей парка», он за бортом.

О какой поддержке малого бизнеса тут может идти речь?

Господа руководители города, будьте логичны: если вы задумали навязать бизнесу дорогостоящие нововведения, тогда оплатите их хотя бы частично! Вы уверены, что ваши «креативные кафе» хотя бы когда-нибудь окупятся? Не хотите ли понести риски вместе с бизнесом, которому навязываете изменения?

 

Но это еще не все, читаем дальше. «Что же касается аттракционов, то руководство парка пока не готово полностью избавляться от недостаточно креативных каруселей (сейчас прослезимся. — Ред.).

— Мы, конечно, будем настаивать, чтобы старые аттракционы меняли, но не всегда получится это сделать. Есть экономическая обоснованность, новому директору парк достался с большими долгами. Сейчас задолженность составляет около 18 миллионов рублей, — продолжает Терешкова. — Понимаем, что, только сделав новую инфраструктуру, пригласив новых бизнесменов, сможем выйти из этой ситуации.

Кроме этого, в парке планируется заменить колесо обозрения. По задумке, вместо старого 25-метрового установят новое — 65 метров в диаметре.

Однако этот вопрос планируется обсудить с жителями ближайших домов, которым может помешать яркое освещение колеса по вечерам».

И снова стоп. Во-первых, откуда такая уверенность, что только выгони «старых», уже надоевших руководству города и парка бизнесменов — и сразу на их места в парке выстроится очередь из бизнесменов новых — креативных, веселых, готовых работать бесплатно и даже себе в убыток, лишь только новую концепцию Центрального парка воплотить?

И второе: я, конечно, в страхе за местных жителей — вдруг у них сетчатка в глазах выгорит от невыносимой яркости нового колеса?! Такое кропотливое, почти подобострастное внимание к «жителям» — после того, как собрались, как старые деревья, попросту выкорчевать имеющийся добросовестный бизнес из Центрального парка. Не цинизм ли?

Трудно понять: предприниматели — те, которые создают рабочие места, платят налоги и вносят арендные платежи (на нужды Центрального парка!) — они для руководства города люди или бесправный «плебс»?

Слово в защиту справедливости нашлось только у уполномоченного по защите прав предпринимателей Виктора Вязовых. В беседе с корреспондентом «ВН» он саркастично отметил, что все бесконечные концепции, которые разрабатываются по паркам, не отвечают на два принципиальных вопроса: на каких условиях бизнес может начинать работу, и что он должен делать, чтобы его не выгнали через месяц, когда эта идея придет в голову директору парка.

Спасибо, Виктор, за честность.

 

Эпизод 3. Мэрия победила рекламный щит на Димитровском мосту. В конце сентября пресс-центр мэрии Новосибирска опубликовал видеозапись апофеоза борьбы городской власти с проклятыми рекламными конструкциями, которые страшно портят облик нашего города и перекрывают его архитектурные достопримечательности.

На видеозаписи со всех сторон, со вкусом и даже с каким-то разрушительным сладострастием показан демонтаж большого рекламного щита на проспекте Энергетиков, неподалеку от Димитровского моста. Мешал ли он водителям? Вряд ли: высота расположения позволяла обеспечить полноценный обзор дороги всем, кто едет за рулем как с правого на левый, так и с левого на правый берег Оби.

Нарушал ли он архитектурный облик города? «Да» — но только в глазах тех, кто искренне считает архитектурными жемчужинами расположенные по обеим сторонам дороги гипермаркеты «Гигант» и «Лента».

Тогда зачем его снесли, во имя каких народных интересов? И опять вопрос: а те, кто устанавливал этот щит (явно с одобрения городских властей), кто заказывал размещение на нем рекламы — это уже как бы не народ?

Можно еще вспомнить до сих пор не закончившуюся кампанию по борьбе с «нестандартными» вывесками на улицах… Да много чего можно вспомнить.

Думается, руководству города пора понять: наплевательское, пренебрежительное отношение к малому и среднему бизнесу подрывает муниципальную экономику. А это в конечном итоге плохо скажется на всех жителях — в том числе на тех, кого власти заботливо защитят от злых рекламных щитов, «устаревших» кафе и от чрезмерно ярких колес обозрения.

А. Русинов

Просмотров: 875

 

ОТ «МУЗЕЯ» — К НОВЫМ ТЕХНОЛОГИЯМ
Новосибирску нужен современный испытательный центр

Новосибирские специалисты работают на переднем крае современной науки о железобетоне, но не имеют полноценного испытательного центра ЖБК. Что нужно сделать, чтобы решить эту проблему, и какие практические возможности откроет новый центр в сочетании с уже имеющимися и ведущимися фундаментальными и прикладными наработками?
На эту важную тему беседуем с инициатором создания центра, доктором технических наук, профессором НГАСУ (Сибстрин), почетным строителем РФ Валерием Митасовым.

— Валерий Михайлович, как зародилась эта проблема?

— Раньше в Новосибирске проводились полноценные испытания ЖБК. Здесь действовал очень мощный испытательный центр при СибЗНИИЭП. Он позволял проводить натурные испытания самых разнообразных железобетонных конструкций, в том числе и несущих колонн, и крупных ферм для беспролетного перекрытия больших помещений (тогда это были помещения преимущественно производственного, промышленного назначения). Аспиранты НГАСУ (Сибстрин), работая над своими научными трудами, проводили там все необходимые эксперименты — база позволяла.

Но со временем, в вихре рыночных преобразований, эта база в Новосибирске была фактически утрачена. При СибЗНИИЭПе осталась небольшая лаборатория, сохранившая какое-то оборудование, но, как говорится, масштаб уже не тот, таких широких возможностей для испытания конструкций, она не имеет.

По логике, сегодня полноценный испытательный центр ЖБК должен действовать при строительном университете. У нас есть необходимый кадровый состав, кроме того, мы в силу природы своей постоянно ведем соответствующие исследования и разработки, которые на разных этапах реализации объективно нуждаются в «живых» натурных испытаниях и экспериментах.

— Уточните, об испытаниях каких конструкций идет речь?

— Наиболее популярными (и, соответственно, требующими регулярных испытаний) конструкциями в сфере сборного железобетона сегодня являются конструкции с пролетом до 6 метров, чаще всего это плиты пустотного настила. Но бывают и больше — например, 7,2 метра, или даже длиннее. Делать длиннее позволяет современная технология непрерывного безопалубочного формования на специальном стенде; у нас подобной технологической линией располагает, например, Бердский строительный трест, с которым мы давно сотрудничаем и куда я нередко вожу студентов на экскурсии, чтобы они своими глазами всё увидели. Линия Бердского треста (ее общая длина 70 метров) позволяет нарезать пустотки индивидуальной длины — такой, какая нужна конкретному заказчику в конкретном проекте. Также кафедра активно сотрудничает с заводом ЖБИ-4, на который мы привозим студентов для ознакомления с производством, некоторые там проходят практику. В прошлом году по просьбе производства мы провели ряд испытаний продукции завода, в которых приняли участие аспиранты и магистранты кафедры железобетонных конструкций НГАСУ (Сибстрин).

Хочу подчеркнуть: без систематических испытаний поддерживать качество выпускаемых железобетонных изделий и конструкций крайне сложно. Когда у нас еще до перестройки было общее государство, правила для всех были едины: с определенной периодичностью предприятия, выпускающие ЖБК, обязаны были проводить выборочные испытания контрольных образцов. На наиболее крупных предприятиях в этих целях действовали собственные испытательные стенды, но значительная часть предприятий проводила испытания в отдельных специализированных ИЦ. Я в то время занимался преимущественно ЖБК для промышленных зданий и сооружений. Испытывать приходилось различные конструкции пролетами 18, 24, даже 30 метров (балки, фермы и т. п.). Потом промышленное строительство на долгие годы затихло, но сегодня вновь наблюдается определенный его подъем, возрастает потребность в сборном железобетоне, в том числе крупноразмерном, поэтому нарастает потребность и в оснащенных испытательных центрах соответствующего уровня.

— Есть ли аналогичные испытательные центры в других сибирских городах, или, быть может, планируется их создание?

— В Томске, на базе ТГАСУ, уже сегодня действует хорошо оснащенный испытательный центр. Но Томск нам не конкурент, он далеко. Нашим новосибирским железобетонщикам весьма накладно возить туда на испытания свою крупную и тяжелую продукцию. И представителям местной строительной науки, о которых я уже упоминал (а среди них есть много очень высококлассных специалистов), тоже сложно и неудобно организовывать свои испытания и эксперименты в Томске, попадая в зависимость от их базового графика и т. п.

Повторюсь: совершенно очевидно, что у нас крупный централизованный испытательный центр следует создавать на базе нашего строительного университета, НГАСУ (Сибстрин).

— А что-нибудь уже сделано, или всю работу предстоит начинать с нуля?

— Ну почему же с нуля. Идея эта появилась не вчера. Мы уже подобрали помещение (его некоторое время назад освободила военная кафедра, большое помещение, позволяющее разместить разработанный нашей кафедрой стенд для испытаний конструкций длиной до 12-15 метров), провели там часть важных подготовительных работ — в частности, заготовили фермы и армирование под силовой пол для «большепролетного» стенда… Но это только начало. Для завершения работ, оснащения ИЦ на минимально-необходимом уровне требуется еще примерно 7-8 миллионов рублей. Так что весь вопрос, как обычно, упирается в дефицит финансирования.

И еще к вопросу о том, что сделано, что делается и т. п. Мы и сейчас оказываем предприятиям услуги по испытанию отдельных небольших элементов и конструкций, проводя данную работу в лаборатории нашей кафедры либо непосредственно на строительных объектах (в этом случае испытания ведутся неразрушающими методами). Но возможности имеющейся испытательной базы, конечно, сильно ограничены.

Эта ограниченность также становится объективным препятствием для полноценного внедрения новых изделий и материалов в повседневную практику проектирования и строительства. Например, чтобы правильно применять стеклопластиковую арматуру, обязательно нужно провести предварительные всесторонние испытания, позволяющие оптимально учитывать в расчетах все ее свойства (в частности, модуль упругости, который существенно отличается от аналогичного показателя стальной арматуры и близок к модулю упругости бетона).

Еще одно очень широкое поле для деятельности нашего будущего испытательного центра — испытания ЖБК с так называемым «экономическим уровнем ответственности». Работа эта начиналась еще на излете существования Советского Союза, но потом заглохла, а зря. Очень перспективное с экономической точки зрения направление.

— Расскажите о нем подробнее, пожалуйста.

— Речь идет о конструкциях, возможное разрушение которых не влечет опасности гибели людей. Их достаточно много. Это, например, лотки для устройства подземных теплотрасс, бордюрный камень, дорожные плиты, тротуарная плитка и т. п.

Если они преждевременно начнут разрушаться, финансовый, материальный убыток, безусловно, возникнет, но угрозы жизни и здоровью граждан гарантированно не будет. С учетом этого фактора требования к надежности, прочности и износоустойчивости вполне можно снизить, заметно уменьшив их себестоимость. Но при этом, разумеется, данное снижение должно оставаться в пределах здравого смысла. А чтобы точно сформулировать и нормативно зафиксировать эти «разумные пределы», опять-таки, необходимы многократные эксперименты и испытания с тщательной фиксацией получаемых результатов.

Подобные исследования, повторюсь, в свое время начинались в Москве, но потом преждевременно, до получения первых эффективных результатов, прекратились.

— Но, наверное, плохо, если, скажем, тротуарная плитка вследствие введения новых «облегченных» требований станет быстро приходить в негодность?

— Я не зря подчеркнул, что нормативная оптимизация должна здесь быть в разумных пределах. Не все требования нужно снижать, это выборочная процедура, особенности которой зависят от конкретных условий эксплуатации. Тротуарной плитке, к примеру, не требуется быть столь прочной, чтобы выдерживать систематическую нагрузку от колес груженых щебнем самосвалов. Зато морозостойкость ее, наоборот, следовало бы даже повысить, поскольку многократно замерзающая и оттаивающая в межсезонные периоды вода, проникая в поры и микротрещины, оказывает на тротуарную плитку куда более значимое разрушающее воздействие, чем давление ног пешеходов. Есть и другие важные требования для данного вида продукции.

При наличии аттестованного, постоянно действующего испытательного центра проводить упомянутую нормативную оптимизацию было бы намного проще. А если говорить точнее и строже, без ИЦ проведение такой работы становится практически трудновыполнимым.

— Правильно ли я понимаю: для того чтобы профинансировать создание центра, необходимо объединить усилия строительного бизнес-сообщества?

— Да, возможно. Но это не единственный вариант. Есть и другие пути. Например, путь привлечения бюджетных средств по линии Госстройнадзора. Или получения федеральных грантов. К сожалению, ни тот, ни другой путь у нас по разным причинам пока не складываются.

Собственно, на деньги спонсоров-строителей мы и начали работы. Уже заготовлено армированное основание и стальные фермы для изготовления силового пола, который необходим для большепролетного испытательного стенда. Это внебюджетные средства; и резервы НГАСУ мы тут не использовали. Вложения осуществлял ПЦ «Сибстройреконструкция» и ряд других фирм.

Чтобы завершить необходимый минимум работ, нужно еще примерно 5 миллионов рублей. Хотя это, подчеркну, совсем уж программа-минимум. Если мы хотим ИЦ более высокого уровня и более широкого диапазона возможностей, средств потребуется больше. Но тогда и уровень и испытаний будет совсем иной! Например, есть задумка установить специальный стенд для проведения динамических испытаний конструкций, имитирующих сейсмические воздействия разной силы. Были бы деньги — стенд уже бы стоял, и испытания велись.

Планировали организовать места для студентов — с тем, чтобы они регулярно могли принимать практическое участие в исследованиях (это очень полезно для будущих молодых специалистов). На самом деле, кафедра у нас очень серьезная, исследования проводим, без преувеличения, мирового уровня, но дефицит оборудования для испытаний и экспериментов порой существенно тормозит дело. Приходится действовать урывками, то обращаясь за поддержкой в Испытательный центр при Томском строительном университете, то проводя отдельные работы на оборудовании СГУПС, то изобретая буквально из ничего какие-то самодельные конструкции…

— Оборудование, которое вы хотите закупить для нужд будущего центра — преимущественно российского или импортного производства?

— Вполне можно обойтись российским, у нас делается немало хорошего. Кстати, кое-какое оборудование уже сейчас действует в составе лабораторной базы нашей кафедры ЖБК: скоростная камера есть, разрывная машина, пресс… Вопрос в том, чтобы перенести его в одно общее место, докупить недостающее и все это объединить в общий испытательный центр, современный, удобный, располагающий всеми необходимыми техническими возможностями. Надо расширяться и обновлять базу, это насущно. Помню, как-то одна иностранная делегация попросила меня показать нашу действующую испытательную базу. Я показал. «Спасибо вам, такой отличный музей сохранили!», — поблагодарили меня зарубежные гости, завершив осмотр.

Музей, понимаете? Они восприняли нашу технику как музейные экспонаты!

Новое оборудование не только поможет производству, но и поспособствует продвижению вперед строительной науки. Строительная наука есть, она жива, надо ее только поддержать!

— А какие исследования вы сегодня ведете?

— Среди прочего, работаем над внедрением в мировую практику нового метода расчета конструкций, который до нас никто не применял. Напомню, в сфере железобетона СССР был впереди всех. И сегодня российские нормы в области надежности и долговечности предпочтительней. Все рассчитывают ЖБК по методу предельного равновесия, который родился здесь, у нас. Это наши ученые разработали еще в 1950-х годах данный метод, по которому сейчас весь мир работает! И даже современные еврокоды, на которые многие сегодня стремятся ориентироваться, в своих требованиях к ЖБК основаны на том же самом базовом методе предельного равновесия.

А сегодня вышли на следующий уровень! Мы разработали энергетическую теорию сопротивления железобетона — диаграммно-энергетический метод расчета. Многие специалисты, особенно в области сейсмостойкого строительства, связывают с этими методами новые возможности. Тут открылся новый путь, обозначились новые горизонты. Это тема отдельного большого разговора.

— Скажите, ваш испытательный центр, да еще с такой сильной кадровой базой, наверное, мог бы быть полезным и в реализации разного рода целевых строительных программ — например, программ, подобных нынешней реновации пятиэтажек в Москве?

— Конечно, нам вполне по плечу соответствующие исследовательские работы.

— Давайте тогда чуть подробнее поговорим о реновации. Скажите, правильно ли я понимаю: в столице собрались пустить под нож сотни вполне прочных и добротных жилых домов, которые, в принципе, могли бы еще служить и служить?

— По большому счету, да, вы правы. Несколько лет назад мы по заказу мэрии г.Новосибирска выполняли обследование технического состояния крупнопанельных домов разных серий, в том числе и «хрущевок». Как выяснилось, в не очень хорошем состоянии пребывали только дома 468-й серии. Но их у нас совсем немного.

Остальные показали хорошую стабильность всех основных прочностных характеристик — то есть они и пятьдесят лет еще простоят, ничего с ними не будет.

Проблема этих домов несколько в ином: они морально устарели. Прочные, но устаревшие дома. Сносить их ни к чему, проблема вполне преодолима посредством реконструкции.

У нас наработаны соответствующие решения, мы готовы включиться в работу в любой момент. Совершенно точно, один этаж над пятиэтажками спокойно можно надстраивать вообще без усиления конструкций, а после соответствующих работ в области оснований и фундаментов возможно дополнительно надстроить и четыре, и пять этажей.

В надстройке планировки квартир и помещений иного назначения могут быть более современными, не такими, как в старой части. Определенный опыт у нас имеется, например, на углу улицы Тимирязева был разработан проект и в настоящее время эксплуатируется 17-этажный дом, 4 первых этажа которого выполнено в крупнопанельном варианте, а остальные в виде монолитного железобетонного безригельного каркаса.

Единственное, в ходе реконструкции существующих зданий весьма сложно, иногда невозможно увеличить высоту помещений. Вот если этот вопрос беспокоит больше всего, тогда да, остается только снос.

— Но реконструкция в большинстве случаев предпочтительней, тем более что подготовленной земли под жилую застройку в Новосибирске почти не осталось.

— Вот, может быть, сейчас и стартуем! Реконструкция — вообще очень интересная тема. В Лондоне знаете как делают? От исторических зданий оставляют фасад, а здание за ним полностью переделывают в современное, вот такая реконструкция. Кстати, я предлагал похожим образом поступить со строительством нового концертного зала новосибирской филармонии: оставить фасад Дома политпросвещения, который давно и вполне корректно «врос» в окружающий архитектурный контекст, а за ним создать новый объем, современный концертный комплекс. Но реализован был, как всем известно, другой вариант.

Но ничего, идей у нас много. Готовы к сотрудничеству!

Записал А. Русинов

Просмотров: 802

 

ТРЕХСЛОЙНЫЕ СТЕНЫ: ЧТО РЕШЕНО

Напомним, еще летом, 14 июня 2017 года, состоялось расширенное заседание Общественного совета при Госстройнадзоре, посвященное проблемам устройства трехслойных наружных ограждающих конструкций в современном строительстве (подробный репортаж с заседания был опубликован в № 6 «Строительных ведомостей»). К настоящему времени после многочисленных обсуждений и поправок утверждена в окончательной редакции резолюция заседания. Предлагаем ее текст вашему вниманию.

Резолюция расширенного заседания Общественного совета при Инспекции Государственного строительного надзора Новосибирской области
(14 июня 2017 года, Новосибирск)

1. Рекомендовать органам исполнительной власти:

— организовать ведение мониторинга эксплуатационного состояния ограждающих конструкций (наружных стен) многоэтажных зданий и фактических показателей их теплозащиты в течение 5 лет после ввода этих домов в эксплуатацию.

2. Учитывая, что требования норм теплозащиты зданий (СП 50.13330.2012) являются неоправданно завышенными и научно необоснованными (что подтверждается исследованиями ведущих ученых и специалистов ряда стран), приводят к удорожанию строительства, наносят экономический и социальный ущерб населению и государству, предлагаем министру строительства Новосибирской области:

а) обратиться в Министерство строительства и ЖКХ РФ с предложениями:

— о снижении до разумного предела требований к сопротивлению теплопередаче наружных стен, не являющихся основным источником потери тепла;

— включить в раздел «Требований к безопасной эксплуатации объектов капитального строительства» требования обязательного систематического мониторинга зданий и сооружений со стенами в трехслойном исполнении или с навесными фасадами;

б) организовать проведение зимой 2017-2018 гг. выборочного сравнительного мониторинга теплозащитных качеств наружных стен старых зданий (до 2000 г.) и стен современных зданий (трехслойных, с вентилируемыми фасадами и однослойных со штукатуркой);

в) учитывая низкую эксплуатационную надежность и исключительно низкую ремонтопригодность трехслойных конструкций наружных стен зданий с утепляющим слоем из эффективного утеплителя и наружной облицовкой из кирпича, а также опыт решений органов исполнительной власти Республики Татарстан, Московской области, Республики Марий Эл и предложений Аналитического центра при Правительстве Российской Федерации «О применении трехслойных стеновых ограждающих конструкций с внутренним слоем из кирпичной кладки при строительстве гражданских зданий», в целях предотвращения возможных негативных последствий:

— запретить своим распоряжением всем муниципальным образованиям Новосибирской области, застройщикам, проектным и подрядным организациям применять при проектировании на территории НСО для зданий и сооружений трехслойные стеновые ограждающие конструкции с внутренним слоем из плитного эффективного утеплителя и лицевым слоем из кирпичной кладки;

г) провести заседание Общественного совета при Министерстве строительства Новосибирской области и подготовить с привлечением ведущих специалистов проектных организаций предложения по разработке оптимальных технических решений многослойных теплоэффективных долговечных стеновых ограждающих конструкций гражданских зданий, обеспечивающих их надежную и безопасную эксплуатацию.

3. Учитывая низкий уровень качества работ, нарушения технологии производства, несоответствия применяемых материалов и изделий по вопросам пожаробезопасности, экологичности и долголетию, просить:

а) саморегулируемые объединения строителей усилить строительный контроль на объектах независимо от принадлежности в части строгого соблюдения технологий возведения наружных стен, качества, долговечности и экологичности применяемых материалов:

б) инспекции Государственного строительного надзора Новосибирской области в обязательном порядке требовать от заказчиков при подписании разрешения на ввод объекта энергетический паспорт с результатами тепловизионного обследования здания.

4. Просить государственные и негосударственные вневедомственные экспертные организации при экспертизе:

— не допускать в проектных решениях материалы, изделия, конструктивные решения со сроками эксплуатации ниже 50 лет, с высокой степенью пожарной опасности и с низкой экологичностью;

— в обязательном порядке требовать от проектировщиков в разделе «Проект организации строительства» технологические карты на производство работ по возведению наружных стен.

5. Руководство учебных заведений, готовящих специалистов для строительства просить обратить внимание на программу курса «Технологии строительного производства» по теме «Возведение наружных ограждающих конструкций» с учетом применения современных технологий.

6. Рекомендовать проектным организациям и заказчикам:

— при проектировании объектов с расчетным сроком эксплуатации более 50 лет не допускать применения материалов, изделий и конструктивных решений со сроками эксплуатации ниже 50 лет, с высокой пожароопасностью и низкой экологичностью.

 

Председатель Общественного совета при ИГСН, доктор геолого-минералогических наук, профессор кафедры строительных материалов и специальных технологий НГАСУ (Сибстрин)
Себелев И. М.,

Член Общественного совета при ИГСН, заслуженный строитель России
Зибницкая Н. Е. (за исключением п. 2в),

Генеральный директор Группы компаний ООО «СибНИИстрой-холдинг», президент МОО «Академия проблем качества» в СФО, доктор технических наук, профессор, заслуженный строитель России
Белан В. И. (за исключением п. 2в),

Исполнительный директор Союза строителей Сибири
Брацун В. З.,

Главный инженер ОАО «Новосибирский Промстройпроект», заслуженный строитель России
Булдаков Ю. К.,

Ведущий эксперт ООО «ТЭЗИС», кандидат технических наук, доцент, член-корр. Петровской Академии наук и искусств, почетный председатель Общества железобетонщиков Сибири и Урала
Габрусенко В. В.,

Координатор Национального объединения проектировщиков и изыскателей по СФО, кандидат технических наук
Илизаров А. Г.,

Директор ООО «Строительно-экспертное бюро»
Конов В. С.,

Директор ООО «Контур», Почетный строитель России
Малахов О. М.,

Доктор технических наук, профессор, почетный строитель России
Митасов В. М.,

Директор ООО «НЭП бюро», профессор кафедры архитектуры и реконструкции городской среды НГАСУ (Сибстрин), член Союза архитекторов России
Мордвов А. А.,

Директор ЗАО «Вираж»
Начаров С. П.,

Заведующий лабораторией проблем энергосбережения Института Теплофизики СО РАН, кандидат технических наук
Низовцев М. И.,

Главный инженер проектов ООО «Контур»
Ошейко Д. Н.,

Руководитель отдела инжиниринга завода «Сибит» ОАО «Главновосибирскстрой»
Хлякин В. В.,

Главный архитектор ООО «АПМ Фефелова ВВ», член Общественного совета по строительству при Минстрое Новосибирской области
Фефелов В. В. (за исключением п. 2в).

Сибстройинформ

Просмотров: 793

< Предыдущий день Лента Архив Месяц Следующий день >

Поиск по сайту:

Искать...

Союз строителей Сибири

 

Страховое акционерное общество ГЕФЕСТ

 

Завод ЖБИ-2

 

Учебный центр Объединения «Регистрация»

 

 

 

     

   Посещений: 172107

При использовании материалов, ссылка на источник — обязательна!

 

   Наверх

© ООО "Строительные ведомости", 1997-2011. Разработка и дизайн: Альберт Пугаченко.